REIKIYAR ru
» » Картинки черных кошек черными глазами

Картинки черных кошек черными глазами

Категория : Фото

Доктор опустил подергивающийся клубень в услужливо подставленный контейнер. Кротов проводил удаляющуюся парочку настороженным взглядом. У вас замечательный бизнес.

Но вы же не думали, что он может пройти мимо внутренних органов, хе-хе? Мне тут подготовили справку Рождаемость, храни Господь Таджикистан, превышает смертность почти в четыре раза. Каждый год население страны прирастает на два процента. Газ когда-нибудь кончится, нефть иссякнет, но таджики будут вечно. Так сказать, единственный природный ресурс, запасы которого только увеличиваются. Мы многое слышали о том, что человеческая жизнь бесценна. Но какая удачная мысль монетизировать этот виртуальный капитал!

Ну и селезенка, конечно, и прочая требуха. Шестьсот тысяч долларов за комплект, плюс-минус, если все доставить быстро и в сохранности. И так по двадцать человек в день. Да кому после этого нужен строительный бизнес?

Кротов перекрестился и шагнул к открытому окну. Летел мимо рядом деловито жужжащих хромированных агрегатов, в которых словно в ванных отмокали тела почти всех его товарищей по бригаде Несся мимо бесконечных рядов холодильных камер, на дверцах которых, будто на дверях кабинетов, висели таблички с чьими-то именами.

Перепрыгивал через каталки, расталкивал опешивших от такой прыти охранников Если повезет, там окажется пожарная лестница. И тогда уже никто его не остановит, никто! В лицо ему дохнуло необычайно свежим для этого чахоточного города воздухом Пожарной лестницы здесь нигде не было. Просто обзорный балкон, может быть, курилка. А выход в коридор уже перекрыли охранники, за спинами которых маячили люди в зеленых одеждах.

Абдурахим с обезьяней ловкостью вскарабкался на высокое ограждение и застыл, представляя, как сейчас нырнет в облака. Кротов, успевший уже перекинуть одну ногу за окно, выжидающе замер.

Там это добро всегда пригодится. Президент запретил кошмарить бизнес, не слышали? Живи и дай жить другим, вот наше кредо. Вот, например, вы куда сейчас деваете отходы? Ну, все то, что остается после изъятия органов?

Скупили сеть киосков шаурмы и утилизируете. Ведь это до первой серьезной проверки. А вот мы давно и успешно работаем с Микояном. И их, уж поверьте, никто никогда не проверяет. Кротов, механически кивая и вытирая ладони о штанины, вернулся к своему столу. Из туалета возвращались заметно оживившиеся чиновники, перешучиваясь и пихая друг друга в бок кулаками.

Вот эта вот сенсорная панель и самонаводящееся биде! Вы опережаете свое время, чесслово, Аркадий Петрович! А не хотите к нам, в Партию, а? Нам ведь тоже нужна свежая кровь! Кротов устало и понимающе кивнул, приготовился было поблагодарить за приглашение, но тут За окном мелькнуло что-то большое и черное, резанул слух и тут же стих короткий вопль.

Аркадий Петрович вздрогнул и присел, чиновники переглянулись. Генерал достал карандашик и сделал пометку в своем блокнотике.

Готлиб закряхтел и повернулся на другой бок. Ничего, кроме кровожадной мошки, способной, наверное, сожрать за десять минут целую корову. Ничего, кроме комаров размером с откормленную дворнягу, ничего, кроме пота и водки. Да еще пыль, грязь и камень.

Поперся на старости лет. И мы что-то нашли! Сквозь брезент палатки просачивались первые лучи восходящего солнца. У изголовья валялась пачка анальгина и граненый стакан. Далее мы оказались в таком месте где вроде как город. А оглянувшись я увидела рядом с собой море.. Я была очень удивлена. Заранее благодарю за помощь в толковании сна. Приснилась очень большая ворона, с человеческий рост. На ее голове был шарф, вязанный.

И главное она разговаривала. Я не помню что она говорила, но я так удивилась что она говорит… Обняла ее и с радостью пошли…. Что то она повторяла за мной… Голос не как у человека. Потом мы взбирались на какое то возвышение, как бы бассейн.. Я помогала ей взобраться. Дочке 21 год приснилось, будто ворона ее хочет защитить. Она позвала на помощь целую стаю, которая сидела в степи. Эта стая взлетела по очереди и летала в небе.

Стаю на остановке,вижу как одна потрепанная ,черная ворона бежит на меня чтобы клюнуть.



черных глазами картинки кошек черными


Страницей Гоголя ложится Невский. Весь Летний сад - Онегина глава.



черных глазами картинки кошек черными


В самом начале года я заручился согласием нескольких редакций газет и журналов печатать мои корреспонденции и уехал учиться в Англию. Вскоре по приезде я и моя молодая жена, Софья Михайловна, поступили в Лондонский университет: На моем факультете основательно изучали английский язык, его историю, а также историю литературы. Особенно много времени уделялось Шекспиру. Но, пожалуй, больше всего подружила меня с английской поэзией университетская библиотека. В тесных, сплошь заставленных шкафами комнатах, откуда открывался вид на деловитую, кишевшую баржами и пароходами Темзу, я впервые узнал то, что переводил впоследствии, - сонеты Шекспира, стихи Вильяма Блейка, Роберта Бернса, Джона Китса, Роберта Браунинга, Киплинга.

А еще набрел я в этой библиотеке на замечательный английский детский фольклор, полный причудливого юмора. Воссоздать на русском языке эти трудно поддающиеся переводу классические стихи, песенки и прибаутки помогло мне мое давнее знакомство с нашим русским детским фольклором. Так как литературных заработков нам едва хватало на жизнь, мне с женой довелось жить в самых демократических районах Лондона - сначала в северной его части, потом в самой бедной и густо населенной - восточной, и только под конец мы выбрались в один из центральных районов поблизости от Британского музея, где жило много таких же студентов-иностранцев, как и мы.

А на каникулах мы совершали пешие прогулки по стране, измерили шагами два южных графства области - Девоншир и Корнуолл. Во время одной из далеких прогулок мы познакомились и подружились с очень интересной лесной школой в Уэльсе "Школой простой жизни" , с ее учителями и ребятами. Все это оказало влияние на мою дальнейшую судьбу и работу. В ранней молодости, когда я больше всего любил в поэзии лирику, а в печать отдавал чаще всего сатирические стихи, я и представить себе не мог, что со временем переводы и детская литература займут большое место в моей работе.

Одно из первых моих стихотворений, помещенных в "Сатириконе" "Жалоба" , было эпиграммой на переводчиков того времени, когда у нас печаталось много переводов из французской, бельгийской, скандинавской, мексиканской, перуанской и всяческой другой поэзии. Тяга ко всему заграничному была тогда так велика, что многие стихотворцы щеголяли в своих стихах иностранными именами и словечками, а некий литератор даже избрал для себя звучный, похожий на королевское имя псевдоним - "Оскар Норвежский".

Только лучшие поэты того времени заботились о качестве своих переводов. Бунин перевел "Гайавату" Лонгфелло так, что этот перевод мог занять место рядом с его оригинальными стихами.

Можно назвать еще нескольких талантливых и вдумчивых переводчиков. А большинство стихотворных переводов было делом рук литературных ремесленников, часто искажавших и оригинал, с которого переводили, и родной язык. Руками ремесленников делалась в то время и наиболее ходкая литература для детей.

Золотым фондом детской библиотеки была классика, русская и зарубежная, фольклор и те повести, рассказы и очерки, которые время от времени дарили детям лучшие современные писатели, популяризаторы науки и педагоги. Преобладали же в предреволюционной детской литературе особенно в журналах слащавые и беспомощные стишки и сентиментальные повести, героями которых были, по выражению Горького, "отвратительно-прелестные мальчики" и такие же девочки.

Не удивительно то глубокое предубеждение, которое я питал тогда к детским книжкам в тисненных золотом переплетах или в дешевых пестрых обложках. Переводить стихи я начал в Англии, работая в нашей тихой университетской библиотеке. И переводил я не по Заказу, а по любви - так же, как писал собственные лирические стихи. Над переводом стихов обоих поэтов я продолжал работать и по возвращении на родину.

Мои переводы народных баллад и стихов Вордсворта и Блейка печатались в годах в журналах "Северные записки", "Русская мысль" и др.

А к детской литературе я пришел позже - после революции, Вернулся я из Англии на родину за месяц до первой мировой войны. В армию меня не взяли из-за слабости зрения, но я надолго задержался в Воронеже, куда в начале года поехал призываться.

Здесь я с головою ушел в работу, в которую постепенно и незаметно втянула меня сама жизнь. Дело в том, что в Воронежскую губернию царское правительство переселило в это время множество жителей прифронтовой полосы, преимущественно из беднейших еврейских местечек. Судьба этих беженцев всецело зависела от добровольной общественной помощи. Помню одно из воронежских зданий, в котором разместилось целое местечко.

Здесь нары были домами, а проходы между ними - улочками. Казалось, будто с места на место перенесли муравейник со всеми его обитателями. Моя работа заключалась в помощи детям переселенцев. Интерес к детям возник у меня задолго до того, как я стал писать для них книжки. Безо всякой практической цели бывал я в петербургских начальных школах и приютах, любил придумывать для ребят фантастические и забавные истории, с увлечением принимал участие в их играх.

Еще теснее сблизился я с детьми в Воронеже, когда мне пришлось заботиться об их обуви, пальтишках и одеялах. И все же помощь, которую мы оказывали ребятам-беженцам, носила оттенок благотворительности. Более глубокая и постоянная связь с детьми установилась у меня только после революции, которая открыла широкий простор для инициативы в делах воспитания.

В Краснодаре ранее Екатеринодаре , где служил на заводе мой отец и куда летом года переселилась вся наша семья, я работал в местной газете, а после восстановления Советской власти заведовал секцией детских домов и колоний областного отдела народного образования.

Здесь же, с помощью заведующего отделом М. Алексинского, я и еще несколько литераторов, художников и композиторов организовали в году один из первых в нашей стране театров для детей, который скоро вырос в целый "Детский городок" со своей школой, детским садом, библиотекой, столярной и слесарной мастерскими и различными кружками.

Вспоминая эти годы, не знаешь, чему больше удивляться: Пьесы для театра писали по преимуществу двое - я и поэтесса Е. Это и было началом моей поэзии для детей, которой отведено значительное место в этом сборнике. Оглядываясь назад, видишь, как с каждым годом меня все больше и больше захватывала работа с детьми и для детей.

Журнал "Новый Робинзон" носивший сначала скромное и неприхотливое название "Воробей" сыграл немаловажную роль в истории нашей детской литературы. В нем были уже ростки того нового и оригинального, что отличает эту литературу от прежней, предреволюционной. Ильин, будущий драматург Евгений Шварц. Еще более широкие возможности открылись передомною и другими сотрудниками журнала, когда мы начали работать в издательстве.

За тринадцать лет этой работы менялись издательства, в ведении которых редакция находилась, но не менялась - в основном - сама редакция, неустанно искавшая новых авторов, новые темы и жанры художественной и познавательной литературы для детей.


Породы черных кошек и их темперамент

Работники редакции были убеждены в том, что детская книга должна и может быть делом высокого искусства, не допускающего никаких скидок на возраст читателя. Здесь выступили со своими первыми книгами Аркадий Гайдар, М. Введенский, Елена Данько, Вяч. Будогоская и многие другие писатели.

Здесь же вышла и книга Алексея Толстого "Приключения Буратино". Мы и не знали в то время, как внимательно следил за нашей работой находившийся тогда в Италии А. Горький, придававший первостепенное значение детской литературе. Еще в самые первые годы революции он основал журнал для детей "Северное сияние", а потом редактировал при участии Корнея Чуковского и Александра Бенуа веселый и праздничный детский альманах "Елка". Мое общение с Алексеем Максимовичем прервалось еще со времени его отъезда за границу в году.

И вот в году я получил от него из Сорренто письмо, в котором он с похвалой отзывался о книгах Бориса Житкова, Виталия Бианки и моих, а также о рисунках В.

Лебедева, который работал в нашей редакции рука об руку со мной. С тех пор от внимания Горького не ускользала ни одна сколько-нибудь выдающаяся книга для детей. Он радовался появлению повести Л. В альманахе, печатавшемся под его редакцией, он поместил вышедшую у нас детскую книгу известного физика М.


История первая. Брендинг как сексуальное извращение

А когда в годах на меня и на всю нашу редакцию ополчились соединенные силы наиболее непримиримых рапповцев и догматиков от педологии, Алексей Максимович выступил с гневной отповедью всем гонителям фантазии и юмора в детской книге статьи "Человек, уши которого заткнуты ватой", "О безответственных людях и о детской книге наших дней" и др.

Помню, как после одного из совещаний о детской литературе Горький спросил меня своим мягким, приглушенным баском: И добавил, покашливая, совершенно серьезно: Я сам слышал, как они разговаривали. Когда же в году в Москве собрался Первый всесоюзный съезд советских писателей, Алексей Максимович предложил, чтобы мое выступление "О большой литературе для маленьких" было заслушано на съезде сейчас же после его доклада, как содоклад.

Этим он хотел подчеркнуть значительность и важность детской книги в наше время. Последнее мое свидание с Горьким было в Тессели в Крыму месяца за два до его кончины. Он передал мне намеченные им для издания списки книг для детей младшего и среднего возраста, а также проект раздвижной географической карты и геологического глобуса.

В следующем, году наша редакция в том составе, в каком она работала в предшествовавшие годы, распалась. Двое редакторов были по клеветническому навету арестованы. Правда, через некоторое время их освободили, но фактически прежняя редакция перестала существовать. Вскоре я переехал в Москву.

Редакция отнимала у меня много сил и оставляла мало времени для собственной литературной работы, и все же я вспоминаю ее с удовлетворением и с чувством глубокой благодарности к моим товарищам по работе, так самоотверженно и самозабвенно преданных делу.

Этими товарищами были замечательный художник В.


Улучшение зрения без очков по методу Бейтса

Сатирические стихи послевоенных лет были обращены, главным образом, против сил, враждебных миру. Делу мира посвящен и текст оратории, который я напи сал для композитора Сергея Прокофьева.

С ним же я работал над кантатой "Зимний костер". И наконец, в году впервые вышла моя "Избранная лирика". Сейчас я продолжаю работать в жанрах, в которых работал и раньше. Пишу лирические стихи, написал новые детские книги в стихах, перевожу Бернса и Блейка, работаю над новыми статьями о мастерстве, а в последнее время вернулся к драматургии - написал комедию-сказку "Умные вещи".

В сто тринадцатой квартире Великан живет у нас. На столе он строит башни, Строит город в пять минут. Верный конь и слон домашний Под столом его живут. Вынимает он из шкафа Длинноногого жирафа, А из ящика стола - Длинноухого осла.

Полон силы богатырской, Он от дома до ворот Целый поезд пассажирский На веревочке ведет. А когда большие лужи Разливаются весной, Великан во флоте служит Самым младшим старшиной. У него бушлат матросский, На бушлате якоря. Крейсера и миноноски Он ведет через моря.

Пароход за пароходом Он выводит в океан. И растет он с каждым годом, Этот славный великан! Желтый, Красный, Голубой, Не угнаться За тобой! Я Тебя Ладонью Хлопал. Ты Скакал И звонко Топал. А потом Ты покатился И назад Не воротился. Там Попал Под колесо. Лопнул, Хлопнул - Вот и все! Желтых пять И черных пять, А всего десяток. Кто звал, Тот и знал. А вы не знаете. Сколько ей было лет? Сколько зим, Столько лет, - СорокА еще нет.

А всего четыре года. И был у нее Кто у нее был? Серый, Усатый, Весь полосатый. Стала девочка котенка спать укладывать. Сверху на перинку Чистую простынку. Вот тебе под ушки Белые подушки. Одеяльце на пуху И платочек наверху.

Уложила котенка, а сама пошла ужинать. Приходит назад, - что такое? Хвостик - на подушке, На простынке - ушки. Перевернула она котенка, уложила, как надо: Под спинку - Перинку.

На перинку - Простынку. Под ушки - Подушки. А сама пошла ужинать. Приходит опять, - что такое? Вот какой глупый котенок! Захотела девочка котенка выкупать. Не хотел котенок мыться - Опрокинул он корытце И в углу за сундуком Моет лапку языком.

Стала девочка учить котенка говорить: Все "мяу" да "мяу"! Стала девочка котенка кормить. Принесла овсяной кашки - Отвернулся он от чашки. Принесла ему редиски - Отвернулся он от миски. Не было в доме мышей, а было много карандашей. Лежали они на столе у папы и попали котенку в лапы. Как помчался он вприпрыжку, карандаш поймал, как мышку, И давай его катать - Из-под стула под кровать, От стола до табурета, От комода до буфета.

Подтолкнет - и цап-царап! А потом загнал под шкап. Ждет на коврике у шкапа, Притаился, чуть дыша Коротка кошачья лапа - Не достать карандаша! Закутала девочка котенка в платок и пошла с ним в сад. А котенок как выскочит, как побежит, - все и увидели, что это котенок - усатый, полосатый. А потом, А потом Стал он умным котом, А девочка тоже выросла, стала еще умнее и учится в первом классе сто первой школы.

Клюв покажет первый дрозд, А второй покажет хвост. Кто с крылечка Сойдет? Подожди немножко, А сейчас я не могу: Мышку в норке стерегу! Покатилось, покатилось Олино колечко, Покатилось, покатилось С нашего крылечка, Покатилось Вкривь и вкось И на землю улеглось. Кто найдет колечко Около крылечка? И кольцо найти я рада, Да цыплят кормить мне надо, А цыплята - вот беда!

Я поплаваю в пруду, А потом искать пойду! Укажите мне местечко, Где запряталось колечко, Постараюсь я найти И хозяйке принести! Кто ж найдет колечко Около крылечка? Нахожу я ложки, Брошки и сережки. У тебя жё доця! Да сейчас вся наша жизнь — риск! ПОйдешь, а доцю Оставишь со мной Так назывались походы женщин в деревни. Небольшими группами они пешком шли в деревни. За хлеб, сало, муку отдавали вещи, которых не было в деревне.

У меня до войны были санки со спинкой, как стульчик. Мама взяла их с собой. Меня в них катала нянька Маруся. Маруся была из деревни. Прожила у нас недолго. Теперь я понимаю, что она просто влюбилась в папу. Ну, и с ней пришлось расстаться У мамы потом часто вырывалось: Рано утром, когда я еще спала, мама с двумя женщинами из нашего дома ушли не менку.

Будем жить с тобой вдвоем. Я все время наблюдала за ней.



черными картинки глазами кошек черных


Чем же она живет? На грабиловку не ходит. На менку не ходит, несколько раз я ее видела утром в коридоре. Она уже откуда-то возвращалась. И никак нельзя ничего пронюхать. Прямо какая-то загадка, тайна Через некоторое время из ее комнаты доносился вальс Штрауса.

Вот же необыкновенная женщина! Только что она была жалкая, стертая, а сейчас роскошная, неузнаваемая! На ней были широкие расклешенные брюки ярко-синего цвета. Она их перешила из японского атласного халата. По бокам, вдоль бедер, сидели на ветках два зеленых с желтым попугая. О чем они с мамой так непонятно говорят? На базаре у деревенских теток она покупала нитки. Они были спутаны в огромные мотки. Дома тетя Валя долго и терпеливо их разматывала. Потом тетя Валя аккуратно выстругивала из дерева палочки.

Получалась катушка, но без дырки посередине, глухая. Но и их раскупали на базаре в момент. Тетя Валя меня брала с собой.



Картинки черных кошек черными глазами видеоролик




Я тогда была поражена ее терпением. Она производила впечатление такой избалованной, поверхностной дамочки А когда я сама несколько часов провела за этим скучным, нудным занятием, я стала более внимательно следить за тетей Валей. Она совсем не такая легкомысленная, как я думала. А перед самым возвращением мамы с менки тетя Валя мне раскрыла самый важный секрет.

ПОтом красивО прикрываем все это дело нитками Мы имеем то, что нам надо Ну что же тут неясного? Что за тетя Валя! Ведь все так просто. Это тебе не моя мама — правильно говорил папа: Только и могла придумать, чтобы меня маленькую с пеленками из дому выгнать. А тетя Валя — талант, актриса! С ней было так интересно. Я часами могла смотреть, как она расчесывает свои волосы. А когда у нее было хорошее настроение, как она сама говорила: Тогда мне даже разрешалось померить косу.

Я ее оборачивала вокруг головы. Я, счастливая, улыбалась своему отражению в зеркале Мне даже не мешало отсутствие двух передних зубов Я примеряла разноцветные боа. Если тетя Валя выходила на кухню, я тут же пудрила свой нос ее огромной голубой пуховкой Ну, а если мне еще разрешалось полежать на кровати с ангелами на спинках Чик-чик — и уже через пятнадцать минут идет примерка.

А я тут наготове. Держу ножницы, мел, сантиметр. Готова выполнить и предвосхитить малейшие ее желание. ПИР Ночью я услышала мамин голос. Я встала и пошла к тете Вале. Мама отсутствовала больше двух недель. Они, пока ходили по деревням, спали где попало, одетые, нерасчесанные. У нее на голове образовался колтун Расчесать его уже нельзя было никакими силами, и Валя отрезала у мамы на голове целый ком волос. Снег тает, — весело говорила мама. Она опять была счастлива, как на 1 Мая!

Значит, не будет больше холодов! Я бросилась к маме. Тетя Валя мне все рассказала. Я привезла много вкусных вещей. Сейчас помоюсь и будем кушать. Вот бы был на ее месте папа! Вот это был бы спектакль! На столе лежал большой круглый пшеничный хлеб, крутые яйца, мед! Мы сидели у тети Вали за столом. Мы смотрели на еду и боялись притронуться. Мы ели медленно, чтобы запомнить этот день. Когда еще такое будет.

Стола у нас не было. Мы его сожгли, Все важные события и праздники отмечались у тети Вали. Мама рассказывала про менку. Она считала, что ей повезло. Правда, туда она еле дошла. Истерла в кровь ноги И ночью осталась одна в лесу Все-таки, когда видят, что женщина одна, не так страшно впускать. Стою, Валь, в лесу со своими санками и думаю: Хоть ложись и помирай Потом прошла еще, вдруг слышу собачий лай. Как будто за мной гонятся. Откуда только силы взялись?

И как в сказке, Валь! Хатка чистенькая, беленькая стоит, из трубы дым. Хозяева молодые, муж и жена Не смогла поверить, что тепло, что рядом добрые люди — все время ждала от них чего-то плохого.



кошек картинки черными глазами черных


Знаешь, в деревне совсем другие люди, чем здесь, в городе. Держалась-держалась и не выдержала, Валь! Ела я яичницу с салом и все думала, как бы Люсе спрятать. И опять ем, ем, ем. Они на меня все смотрели, смотрели. Спрашивали — есть ли дети. Я сказала, что есть дочка.

В те хаты, что стоят около леса, немцы не заходят, боятся партизан. Так что о войне они почти ничего не знают. Ну, я так, кое-что рассказала. За папин макинтош и свое шевиотовое пальто мама привезла мешок муки, сало и бидончик меду. Моя мама не любит вспоминать те страшные годы оккупации.

У нее сразу портится настроение. А мне так нужно узнать некоторые подробности. Я к ней и так, и сяк. Но не вытянешь ничего. Говорит, что немцы вошли в Харьков 24 октября года, а ушли навсегда 23 августа года. Так это же всем известно! Тогда я ей сама начинаю рассказывать в надежде, что она меня поправит, подскажет. Я ей рассказываю — про нее же, а она только хмуро бурчит в ответ односложно: Точно так и было.

Да нет, я ждала, чтобы упала бомба, ждала — понимаешь? Да они на меня смотрели как на ненормальную. Я одна съела две огромные сковороды яичницы с салом.



глазами картинки черных кошек черными


Интересно, жива она еще? Она на пять лет старше меня. Ей сейчас шестьдесят семь лет. ВалИ тогда тоже подрубала подъела подходяще.

Зачем тебе это все копошить. Как вспомнишь, жить не хочется. Жизнь — это сложная штука. Знаешь, если говорят райский уголок, то мне с тех пор он представляется в виде белой хатки.

Дворец пионеров на площади Тевелева отремонтировали. Значит, немцы в Харькове устраивались надолго. Мы открыли окна и балкон. Сейчас в этом здании расположилась немецкая ремонтная часть. Во двор въезжали машины, выгружали ящики, металлические детали, гусеницы.

Всем женщинам нашего и соседних домов было приказано утром собраться, для чего — не сообщалось. Но за неподчинение приказу — расстрел. А вдруг новая волна вербовки в Германию? Мы не спали всю ночь. Утром я вместе с другими детьми бежала за строем наших мам. А мы спрятались за ящиками и смотрели на окна этого очень широкого двухэтажного здания.

Там были и мама, и тетя Валя, и тетя Фрося, и мать Зои Мартыненко Других помню только в лицо. Окно на первом этаже распахнулось. Из него высунулась улыбающаяся тетя Валя: Я подбежала к окну и схватила на лету серый узел: Все половые тряпки из дома неси Одна нога здесь, другая там!

В таких ходили раненые в немецких госпиталях. А тетя Валя сообразила, что халаты могут пригодиться. Полы можно помыть тряпками. Свой халат она выгодно продала на базаре. Я мигом слетала на четвертый этаж, собрала все тряпки — и обратно. И, подбегая, я услышала немецкую песню. Как давно я не слышала радио! Да и было ли это когда? Тихо влезла на ящик, всунулась в окно и наткнулась прямо на немца, который подпевал и дирижировал себе: Мама произнесла сдавленным голосом: Он посмотрел на ворох тряпок у меня в руках, что-то понял.

Все время он улыбался. Комната на первом этаже была самой большой в здании. Когда я уже училась, здесь был спортивный зал, потом столовая.


Ссылка

Дата : 2008
ОС: Windows Vista, 8, 8.1,10, MacOS
Язык: RU EN
Размер : 918.88 Килобайт




Комментарии пользователей

Ник:


Электронная почта:




  • © 2010-2018
    reikiyar.ru
    Обратная связь | RSS | Sitemap